На пороге большой войны: как Эрдоган ответит Путину

28 февраля 2020 18:28

Виталий Рябошапка Виталий Рябошапка

У Турции есть возможности принудить Россию к отступлению

В ночь с 27 на 28 февраля резко обострилась ситуация в сирийской провинции Идлиб. Бои за которую ведут, с одной стороны, – регулярные сирийские войска Башара Асада и (негласно) российские наемники из ВЧК и регулярные подразделения РФ. С другой, – антиасадовские силы и (снова-таки, негласно) регулярные подразделения турецкой армии.

Реклама

В результате воздушного налета то ли сирийской, то ли российской авиации под обстрел попала турецкая военная колонна. По официальным данным, более трех десятков турецких военнослужащих погибли, столько же ранены.

Турция отреагировала мгновенно. Анкара сразу проинформировала о произошедшем своих союзников, в частности США, а также руководство НАТО. И инициировала проведение вечером 28 февраля экстренного заседания Североатлантического альянса, а также консультаций в рамках Совета НАТО.

В самой Турции были отключены соцсети. У российского посольства еще ночью прошли акции протеста. В СМИ вовсю обсуждались шаги, которые должна предпринять турецкая власть в ответ на гибель своих солдат. Варианты предлагались самые разные: от мобилизации и объявления войны Асаду до перекрытия Босфора для российских кораблей. Также, по информации Reuters, Турция открыла свои границы с ЕС для сирийских беженцев.

"Мы практически немедленно решили не препятствовать сирийским беженцам достигать Европы по суше или по морю", – сказал агентству высокопоставленный турецкий чиновник на условиях анонимности.

Реклама

Кое-что из озвученного было реализовано. Турецкие ВВС и артиллерия нанесли "удар возмездия" по сотням сирийских объектов, уничтожив пять вертолетов, 23 танка, столько же орудий, 10 бронемашин, более трех сотен асадовцев и т.д.

Что касается мобилизации, перекрытия Босфора и пр., то пока это лишь угрозы. Так, к примеру, два российских ракетных фрегата, направлявшихся к берегам Сирии, были пропущены через Босфор.

Сама Россия при этом, по крайней мере публично, отрицает причастность своих ВВС к нанесению удара. Что сказал Путин по этому поводу Эрдогану в ходе телефонных переговоров – неизвестно. При этом, после переговоров Владимир Путин срочно созвал заседание Совбеза России.

Не так давно сайт "Сегодня" писал о ситуации в Идлибе и турецко-российском противостоянии в провинции. (Читайте: "Ловушка для Путина: почему Россия и Турция схлестнулись в Сирии"). Наши эксперты отмечали, что Эрдоган сам для себя определил dead-line для решения вопроса – конец февраля. При этом они предполагали, что Москве и Анкаре все же удастся разрешить конфликт в ходе переговоров. Оказалось – нет.

Реклама

Что означает нынешний виток противостояния, как в текущих условиях будет действовать Турция и ее союзники по НАТО, столкнутся ли турецкие и российские военные в открытом противостоянии в Сирии, зачем Анкара запускает беженцев в Европу и почему Путин будет вынужден отступить – сайту "Сегодня" рассказали наши эксперты.

Михаил Жирохов, военный эксперт:

Михаил Жирохов. Фото: соцсети

- На самом деле ни Турция, ни Россия не заинтересованы в обострении, а тем более в открытой войне. Именно поэтому Турция как минимум последние пару-тройку лет действовала в Сирии по тому же сценарию, по которому Россия действует на Донбассе.

Официально турецких войск в Идлибе нет. Там есть повстанцы, которых поддерживает Турция. Но турецкие войска, по Астанинским договоренностям, не имели права находиться там, где они попали под удар российской авиации. Но они там находились, поддерживая наступление войск повстанцев. Все это прекрасно понимали, все видели фото с турецкими танками, турецкой артиллерией.

Реклама

С другой стороны, нанесение Россией авиационного удара вполне может оказаться незапланированным. Как таковой разведки в Сирии у России нет, вся разведка потеряна еще после 2012 года, когда была упразднена группа советников. То есть российская авиация там действует просто "по целям". Никакой точной информации, что это за цели, у российских военных в Сирии нет. Это было уже не раз, не два и не три, и вполне может оказаться, что на этот раз также был действительно случайный удар.

Кстати, об этом и говорит официальная Россия. И это уже "обратка". Все же прекрасно понимают, что Москве держать такую большую группировку в Сирии – головная боль.

По поводу того, имеет ли Турция возможности воевать с Россией в Сирии. Да, если она сейчас объявит войну Сирии, если Эрдоган решит воевать полноценно, тогда они будут имеет право использовать авиацию, все свои системы залпового огня. Они развяжут себе руки. У Турции граница рядом, им не нужно думать о снабжении. Они к этому готовились. У них одна из сильнейших на Ближнем Востоке армий.

Если сейчас перекроется Босфор – все! Летать "Русланами", которые дорабатывают свой последний ресурс без украинской поддержки и каждый полет чуть ли не штучный, – нереально. Вся поддержка сейчас держится на нитке Севастополь-Латакия. Если Босфор сейчас перекрывают, то эта вся российская группировка без боеприпасов, без снабжения сможет продержаться пять-десять дней. И россияне просто потеряют Сирию. Кстати, турки могут и не перекрывать Босфор официально. А просто задерживать корабли для проверки груза. Так, как россияне поступали на Азовском море. А сейчас еще такой классный повод, как коронавирус. "Все, карантин, не доверяем, постойте месяц". И как России снабжать войска?

Поэтому сейчас они пытаются сделать хорошую мину при плохой игре. Вполне может "оказаться", что это не российский самолет бомбил. Думаю, до столкновения российских и турецких военных дело не дойдет. Россияне отступят, сделав так, чтобы Эрдоган не потерял лицо. На Востоке главное – не потерять лицо. А здесь тридцать три погибших.

Причем потери турков, я так подозреваю, гораздо выше заявленных. У меня есть определенный опыт, я знаю, о чем говорю. Не может быть 33 погибших и 35 раненых. Соотношение всегда один к трем, один к пяти, один к восьми. И первая информация о том, что ранено больше сотни военных, на мой взгляд, больше соответствует действительности. Турки ее скрывают. Первым делом они закрыли все соцсети. И теперь никакой информации, кроме официальной, не может уйти в общество. Мы же знаем, как по соцсетям быстро расходится информация о погибших и раненных. Уже шестой год проходим. Где-то волонтер напишет, где-то родственники, где-то из госпиталя сообщат.

Что касается НАТО, то Альянс оказался в неоднозначной ситуации. С одной стороны, блок должен ввести в действие пункт 5 договора. И, как минимум, ввести бесполетную зону точно над Идлибом и желательно – над всей Сирией. Но это будет означать прямое столкновение НАТО с Россией. Чего в НАТО очень сильно боятся. Боятся Калининграда, боятся Искандеров, боятся российского ядерного оружия. Поэтому, с одной стороны, им как бы надо поддержать союзников, с другой, – они боятся серьезной конфронтации с Россией.

Кроме того, мы помним, что в последнее время взаимоотношения Турции с рядом союзников по НАТО не были безоблачными, мягко говоря. США вынуждены были чуть ли не эвакуировать ядерное оружие с базы НАТО Инджерлик. Трамп очень недоволен контрактом по С-400.

Кроме того, в США сейчас избирательная кампания в разгаре. Любой неверный шаг грозит уменьшить поддержку электората. И думать, оказывать военную поддержку Турции или нет, Трамп будет, исходя из внутриполитических резонов.

Не пропусти!
Яркие фото украинской торсиды в Бухаресте: беременная жена Зинченко, песни и дневной сон
Болельщики сборной Украины в Бухаресте

Павел Рудяков, директор информационно-аналитического центра "Перспектива":

Павел Рудяков. Фото: соцсети

- На мой взгляд, на этот раз все очень серьезно. Из того, что там произошло за последние две недели и последних двое суток, траектория, которая там вычерчивается, ведет не к деэскалации конфликта. А наоборот, к усилению напряжения и к новым человеческим жертвам. Как у воюющих сторон, так и среди гражданского населения.

Компромисс возможен. Но пока что нет даже намека на то, что Москва и Анкара готовы сейчас искать его. Хотя бы заявить с двух сторон синхронно: ставим точку. Как это было, когда после сбитого российского Су-27 все ждали ответного военного удара России, но Путин заявил: "на этом все, начинаем поиски компромисса". И действительно начали его искать.

Сегодня они не останавливаются. Ситуация гораздо сложнее. На данном этапе речь идет об ответном ударе со стороны Турции. А поскольку у каждой из сторон есть "прокладки" – у Турции это сирийская армия Асада, у Турции – повстанцы, – думаю, в течение нескольких недель будет серьезный всплеск эскалации. И только потом начнутся поиски ситуативного компромисса. О серьезном компромиссе пока что речь не идет.

Рассчитывать на Европу как на посредника сложно. У Европы там нет рычагов. Эрдоган Европу пугает сирийскими беженцами, потому что ему нужны деньги. Он пошел на это обострение в Сирии, и это обходится дорого.

России также, кстати. Турки закрыли свое небо для пролета российской военно-транспортной авиации. Соответственно, нужно облетать через Иран-Ирак. Это в два раза дальше и в два раза дороже.

Такая же ситуация и у Эрдогана примерно. Турция не богаче России. Соответственно, для того, чтобы проводить военную операцию такого масштаба, – а они уже развернули серьезные силы и продолжают наращивать контингент в Сирии, – нужны деньги. С американцами у них только начинают налаживаться отношения, но Трамп пока что денег Эрдогану не даст. А Европа даст. Сама угроза того, что сирийские беженцы сейчас пойдут на Балканы, а дальше в Европу, – очень серьезна для ЕС. Тем более, что сейчас на все это наслаиваются ограничения в передвижении, связанные с коронавирусом. Соответственно, Эрдоган в данном случае открывает "второй фронт" – финансово-дипломатический – против Европы. Он в очень выигрышной ситуации, Европа не сможет ему отказать.

НАТО никак не будет действовать. Они будут озабочены, обеспокоены, очень глубоко обеспокоены. Но никаких действий никто предпринимать не будет. Эрдоган приглашал представителей НАТО в Идлиб два недели назад. Это приглашение осталось не услышанным. И оно останется не услышанным. Потому что у НАТО нет ни интереса туда ввязываться, ни денег, чтобы серьезно туда войти.

Это могли бы сделать американцы, послав туда свой контингент или передислоцировав тот, что уже находится в Сирии. В том числе, прикрывшись представителями отдельных стран НАТО. Но американцы тоже в этом не заинтересованы. У них в Сирии свой интерес, он соблюден. И ввязываться в драку, тем более на стороне Эрдогана, который еще "не отработал" свои шалости с Россией и С-400, США как-то не с руки. Поэтому кроме заявлений они также ничего предпринимать не будут.

Александр Мусиенко, военный эксперт, руководитель Центра военно-правовых исследований:

Александр Мусиенко. Фото: соцсети

- Конечно, Турция и в политическом, и в информационном, и в военном плане не могла не реагировать на гибель такого количества своих военных. В противном случае это означало бы колоссальные имиджевые и репутационные потери для Эрдогана внутри страны. Поэтому она реагирует.

В то же время я не думаю, что эта реакция будет действительно масштабной – в виде наступления на Дамаск, уничтожения российской авиации и так далее.

Пока что мы видели и видим очень осторожное отношение к российским военным силам в Сирии. Повстанцы, которых поддерживает Турция, обстреливают сирийскую авиацию из "Стингеров". Но вместе с тем мы не видим сбитых российских самолетов. А без дезактивации российской авиации сложно говорить о перспективах побед. Потому что основные удары, как мы видим, турецким военным наносятся с воздуха. Если не противодействовать России в воздухе, успешных результатов не будет.

Шаги по открытию границ я бы назвал эмоционально-политическими. Которые, скорее, свидетельствует о слабости, а не о силе турецкого президента. Таким образом он фактические принуждает европейцев обратить внимание на эти события. При этом все прекрасно понимают, что европейцы воевать в Сирии не будут. Если бы хотели – давно бы это сделали. Значит, европейцы нужны исключительно для давления на Россию. Чтобы требовать от Путина прекратить поддерживать Асада. И фактически помочь Турции достичь цели, к которой она стремится: контролировать север провинции Идлиб.

Если говорить о том, как могла бы действовать и противодействовать России Турция, то у Анкары достаточно много рычагов, возможностей и не военных вариантов надавить на Россию. Это и приостановка всех совместных с Россией проектов в сфере ядерной энергетики, и прекращение транзита российского газа по газопроводу "Турецкий поток". Приостановка торгово-экономического сотрудничества: Турция могла бы закрыть свои рынки для России, прекратить поставку свои товаров в Россию, закрыть свои курорты. Конечно, это убыточно для турецкой экономики. Но такой вариант есть.

Еще одно сильное оружие – перекрыть Босфор для российских кораблей. Тем более, конвенция Монтре о статусе проливов позволяет это сделать в рамках международного права. Ведь Россия фактически поддерживает силы, которые ведут войну против Турции. Поэтому Анкара вполне вправе запретить проход российских кораблей. И вот если бы это произошло, то это стало бы свидетельством того, что Турция действительно прибегла ко всем доступным невоенным мерам, чтобы заставить Путина и Асада следовать достигнутым договоренностям по Идлибу. Ну и на государственном уровне заявить, что Турция прекращает военно-экономическое сотрудничество с Россией, в частности по С-400.

А вот сейчас думаю, в НАТО, и особенно в США, Турции вспомнят С-400. Если уже не вспомнили. Анкара же в первую очередь бросилась к НАТО. И, наверное, ей если и не сказали, то намекнули: чем вы думали, когда мы просили вас не покупать С-400 у россиян?..

Я не думаю, что нынешнее обострение перерастет, по крайней мере на данном этапе, в какую-то полномасштабную войну Турции с Россией. То, что Турция может объявить войну Сирии, – допускаю. С другой стороны, эта война и так идет, ее можно разве что формализовать. Однако объявление войны Сирии будет означать, что туркам так или иначе придется все чаще вступать в боевые столкновения с россиянами. Надо будет давать ответы на вопросы, проводят ли они локальные операции в Идлибе либо же полномасштабную войну, результатом которой должно стать падение режима Асада. Как быть с российской базой в Сирии, портом Тартус? И потом – даже для такого мощного государства, как Турция, войти в Сирию по всем направлениям – очень непростая и нелегкая задача.

И найдут ли они поддержку в НАТО? Потому что если сирийцы воюют против турков, то НАТО должно выступить против сирийцев. Полагаю, поэтому союзники по НАТО будут сдерживать Турцию от объявления войны. По сути, тут союзником Турции может быть только Израиль.

То есть Турция на раздорожье. Или начать полномасштабную войну, снести все там в Сирии, но при этом с большой долей вероятности вступить в прямую военную конфронтацию с россиянами. Или требовать санкций, перевести все к переговорам, попытаться о чем-то договориться. Хотя нынешняя ситуация в очередной раз демонстрирует – теперь уже туркам, – чем заканчиваются договоренности с Россией.

Подпишись на наш telegram

Только самое важное и интересное

Подписаться

Реклама

Читайте Segodnya.ua в Google News

Реклама

Нажимая на кнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с правилами использования файлов cookie.

Принять